Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

Психоанализ и психотерапия болезней, психосоматики и расстройств

Часть 1. О свободе и о бессознательном выборе смысла

 

Там, где у человека нет своего смысла, смысл внесут другие люди. Человек не может быть свободным полностью от всего и человек не может ни на что не опираться или ни во что не верить в своей жизни.

 

Однако каждый человек устремлён к свободе. Возможно потому, что порабощён программами и установками («должен», «надо», «нет другого выхода», «верю, что так и будет», «хочу, чтобы так было» и др.) прошлого своей семьи. Человек во многом является заложником рода и установок детства, унаследованных от родителей и признанных как «свои».

 

Плюс к этому феномену, связанному с семейной историей (что, зачастую, остаётся за кадром осознанности, в сфере индивидуального и семейного бессознательного) исследование себя и окружающей реальности привели человечество (в лице достаточно большого числа людей) ещё начиная с древних времён к пониманию феномена того, что во всех культурах принято именовать «Богом», «Абсолютом», «Высшим источником жизни» (и другие имена того, что больше, чем сам человек и в чём человек находится и от чего зависит верит он в это или нет, так как феномен «коллективного человеческого бессознательного» пронизан издревле знанием этой темы).

 

Человек свободен выбирать во что ему верить. И есть смысл верить в то, что делает человека счастливым или хотя бы реально ведёт его именно в этом направлении.

 

Человек свободен выбирать верить ли ему в то, что он венец природы и как её хозяин должен ставить себя выше и умнее самой природы и вселенной с их законами, придумывая и создавая свои законы — законы мира, в котором человек, словно, главный центральный персонаж, вокруг которого, при определённых с его стороны знаниях и умениях, может вертеться вся остальная материальная и не материальная жизнь.

 

В чём будет смысл такой эгоцентричной жизни? Будет смысл заключён в получении определённых видов удовольствия и заключён в смещении интереса к процессу целеполагания от ума. Цель — стать счастливым в результате создания и (или) потребления разных видов благ, пока есть такая возможность, ограниченная личной смертью. Каждому человеку известна такая жизнь на своём личном примере проб и ошибок, выводов и веры в результат.

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Несёт ли исполение желаний счастье? Можно ли в этом обрести счастье, зная что в момент смерти все приобретения будут утрачены? Можно ли проработав весь травматический опыт детства, стать счастливым в такой жизни — в жизни своими желаниями? Живя исключительно своими желаниями человек будет неизбежно причинять боль другим людям, которую он не сможет не чувствовать, а иначе ему придётся стать мёртвым и бесчувственным. Наделила ли природа человека естественной способностью быть счастливым при таком смысле жизни? Каждый ищет сам ответ на этот и другие вопросы.

 

Испокон веков была и другая, не исключительно материальная, а сочетающая и материльное и духовное измерение жизнь, в которой первое место отводилось источнику жизни и источнику вселенной, источнику сознания и источнику разных уровней бытия. Речь одновременно и о Боге и о духовно-ориентированной жизни, и здесь кому что ближе по пониманию, то и верно. Потому что наличие Бога никто не доказал, но никто и не опроверг убедительным образом. А духовно-нравственная жизнь — это понятная каждому единица знания о совершенстве человека. Нам нравятся не преступники,  а благородные преступники, не святые, а люди просветлённые, но не лишённые человеческих слабостей. 

 

Разберём эту противоречивую и испещрённую предрассудками и сомнительными предубеждениями область более подробно и в контексте психологии и вопроса о смысле жизни.

 

Согласно представлениям о Боге или о духовности, там, где нет Бога или нет нравственности и духа, возникает в человеке пустота, которая может быть заполнена тьмой или иллюзией света. Сам человек делает выбор чему себя посвятить и в этом его свобода.

 

Остальное будет (если человек не осознаёт этого выбора) движением, определённым наличием тех или иных семейно-родовых программ и травм развития (т.), полученных в детстве человеком путём того или иного реагирования на влияние той или иной атмосферы семьи — материнского (М.) и отцовского (О.) влияния.

 

О. — становится в дальнейшем прообразом отношений с Богом и отношением к авторитетам, чужому мнению, призмой отношения к духовности и нравственности, к дувоно-нравственному началу в человеке.

 

М.- прообраз отношений с жизью, с Матерью-Природой, со Вселенной. Здесь лежат вопросы доверия среде влияния, доверия жизни. Здесь секрет творческого проживания жизни у мужчин и у женщин. Здесь развитие женского у женщин и развитие гибкости и силы претерпевать трудности у мужчин. Здесь секрет не-привязанности для обоих полов.

 

Т. — травмы развития, которые находятся в имплицитной памяти. Это скрытая (неосознаваемая) память по типу предшествующей реакции установки. В результате неосознаваемой установки [которая возникла в результате первичных защит в детстве на эмоциональную депривацию, на фрустрацию (на реальную или предполагаемую невозможность удовлетворения тех или иных потребностей) и на угрозу коллапса] происходит определённое, фиксированное автоматическое реагирование, которое остаётся и во взрослом человеке, что становится чертой и даже типом личности, характера человека. И определяет всю дальнейшую его жизнь, если человек не выйдет на путь познания себя. В процессе познания себя и преодоления страха коллапса человек может (но только если сам захочет) познать и то, что люди во все времена называли Богом, а психологи (некоторых школ глубинной психологии) называли Самостью (в контексте применения этого термина к феномену Абсолютной Реальности, Источника Сущего).

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Более подробно о травме развития (которая есть в каждом человеке в том или ином качестве и количестве, так как у всех были родители) можно сказать следующее. Ребёнок испытывает на себе далеко не часто только любовь родителей и внимание, уход в нужной пропорции и в необходимое время и правильным, корректным или развивающим образом.  Родители имея свои собственные проблемы и страхи не в состоянии контейнировать (прорабатывать) страхи и проблемы своего ребёнка. Ребёнок на это реагирует так, что потом это закрепляется и становится для него проблемой или второй натурой. Каковы закрепившиеся реакции, таковы и будущие проблемы в разных сферах.

 

От родительской среды (атмосферы) тем или иным образом страдают в детях (что остаётся и у взрослых как проблема требующая решения) следующие сферы:

  • сфера эмоционального реагирования (дисфория (подавленность и безотчётная тревога), суицидальные мысли, самоповреждение, склонность к гневу, изменения в сексуальной сфере);
  • сфера сознания (амнезия, деперсонализация, диссоциация);
  • сфера самовосприятия (стыд, чувство вины, беспомощность);
  • сфера межличностных отношений (отстранённость, холодность, недоверчивость);
  • сфера оценки смысла жизни (безнадёжность, отчаяние);
  • сфера восприятия агрессора (излишняя озабоченность его фигурой, его идеализация).

 

Ребёнок (а потом и взрослый!) оказывается приспособлен к существованию в исключительно травмирующих условиях, сам ища и застревая в них по жизни. Это могут быть разные отношения с разными объектами (с людьми, с партнёром по парным отношениям, с работой, с тем что вокруг , с тем, что рядом). Постоянно поддерживается определённый уровень страдания. А если появляется радость, то тут же появляется проблема или болезнь, несчастный случай. Словно человек сам заинтересован не выходить за область известного и знакомого.

 

Этим он живёт, но от этого и страдает. Плюс накладывается феномен «богооставленности», когда утрачены понимание и связь с Источником жизни. Отношения с родителями переносятся на жизнь и на Высший Смысл.

 

Смысл жизни теряется по дороге в пустоте, плюс, трамы развития (выраженные в неосознаваемой предустановке, фиксации) определяет жизнь. И плюс недополучение от родителей того, что должно было быть получено. То есть к примеру от отца должно было быть передано знание о законах этого мирах и о его запретах, в том числе и духовное знание. А от матери должно было быть передано знание о непривязанности и опоре на саму жизнь.

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Часть 2. О привязанности и интерсубъективности. И о формировании внутреннего объекта, вокруг которого структурируется психика и о его определяющем влиянии на смысл.

 

Исследователями замечено, что восстановление контакта с матерью (если мать доступна, не в депрессии и в т. п., в нормальных открытых отношениях с отцом и если мать с развитой материнской функцией) вызывает у ребёнка позитивные эмоции и способствует формированию «позитивного эмоционального ядра». В случае, если ребёнку раз за разом не удаётся наладить такую связь, он чувствует себя беспомощным и сосредотачивается исключительно на саморегуляции в ущерб социальной вовлечённости и (или) социальная вовлечённость притерпевает разные формы искажений. Со временем у такого индивида формируется «негативное эмоциональное ядро», которое потом остаётся в основе у личности у взрослого человека. И теперь его личность относится к лакуне пограничного функционирования личности или к пограничной личности, к которой относятся нарциссическая личность, собственно пограничные личностные организации характера, психосоматическая личность, симбиотический характер, психастенический характер, оральный характер, шизоидный харктер, мазохистский храктер (см. таблицу характеров).

 

При сформированном негативном эмоциональном ядре сложно верить в счастье (и уж тем более в высший и благой смысл) или верить в те вещи, которые к нему ведут. Поэтому такие люди видят смысл в страдании, а не в счастье. И им верить в высший гармоничный порядок, жить по законам любви и сострадания, основанным на глубинной интуитивной мудрости, сложно. Поэтому они, условно говоря, верят не в Бога, а в Дьявола. Но точнее будет сказать, что они бояться поверить в то, что верят в худшее про себя. 

 

Современное общество предлагает психотерапию и психоанализ как методы для работы с такими людьми (людьми с негативным эмоциональным обьектом в основании психики). Таким людям нужно менять обьект. Но они этот объект носят в себе и проецируют во вне. Рядом с ними есть кто-то или что-то, среда, работа, которые не делают их счастливыми. Они же в свою очередь по отношению к этой внешней среде занимают позицию инфантильного ребёнка (в буквальном смысле будучи пилотируемые внутри своего сознания в ту часть себя, которую психологи называют ранней раненной детской частью). Получаются качели между двумя этими состояниями (детской и родительской), потому что периодически пробрасывается, проецируясь во вне то детская часть, то родителская. В этот момент человек ведёт себя по отношению к кому-то или чему-то как родитель вёл себя по отношению к нему, ребёнку. И наоборот.

 

Такая игра переносимых, проецируемых частей себя происходит и в отношениях с психологом, с психотерапевтом. И это используется в лечении (психотерапии), называясь работой с переносом/контрпереносом. Используется только в школах глубинной психологии. В школах обычной психологии и психотерапии это хоть и происходит (так как не может не происходить), но не-глубинные методы не позволяют с этими механизмами работать. Читать статью о демаркационной линии в подходах школ психологии и психотерапии, разделяющей психологов и психотерапевтов на условно два лагеря — «Глубинная и не-глубинная психология (психотерапия)».

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Часть 3. О счастье и болезнях

 

«Помогите разобраться  в себе, может у меня заболевание или расстройство или я не счастливый человек сам по себе?!» — такой запрос мы не редко можем  увидеть как вопрос на форумах по психотерпии или как запрос на самой терапии. Не счастливым сам по себе человек быть не может. У каждого есть потенциал быть счастливым. Но нужно, во-первых, разобраться с тем, что конкретно именно для этого человека будет счастьем, согласно ближайшей зоне его развития. Разобраться придётся и с тем каким счастье бывает у людей,  и с тем каким оно быть не может, как бы человек не хотел. Есть определённые законы мира, в котором мы живём. Во-вторых, есть такое понятие как травмы развития или травма полученная в отношениях с родителями. Вот этим последним в основном и посвящена работа с психологом или психотерапевтом. Методы только разные и делятся на методы глубинной и не-глубинной психологии. Статьёй или книгой такую работу проделать сложно, если не невозможно. Потому что нужен диалог и живая беседа по связывнию тех или иных  вещей в психике у человека, чтобы произошли необходимые изменения. В третьих, если у человека даже и заболевание или расстройство, то это опять же лечится не-медикаментозной психотерапией, психоанализом. Мало того, почти любое заболевание и личностное расстройство — есть результат какой-то нерешённой детской проблематики, фиксации. Об этом более подробно можно почитать здесь  и дополнительно в этом разделе.

 

В целом можно сказать, что любая болезнь или расстройство — это либо возвращение в форме болезни чего-то вытесненного ранее как проблема, конфликт, либо — это результат слабой развитости (из-за отношений с родителями) психического аппарата человека, его способности ментализировать (которую можно и нужно развивать самостоятельно или с помощью психотерапевта, психоаналитика). Тогда когда способность к ментализации плохо у человека развита то сначала включается поведенческий путь справления со стрессом или конфликтом. А если и он не работает, то подключается соматический путь, где происходит связывание силы деструкции и силы жизни (силы любви и силы смерти) на органе через его болезнь. Болезнь это попытка справиться со стрессом или конфликтом.

 

Это ещё можно называть «соматическим решением проблем».

 

Стрессом является — «нарциссическая рана» (удар по чувству собственной важности, по образу себя для глаз других и своих собственных), потеря, смена места жительства, работы, новая деятельность, похороны или свадьба, то есть любое, что перевозбуждает психический аппарат человека. 

 

Конфликт может быть как внешний, так и внутренний — конфликт желаний, конфликт между запретом и удовольствием, конфликт между ближаёшей зоной развития и нежеланием преодолевать уготованную к обязательному (для разивития личности) прохождению трудность.

 

Есть особый глубиный вид конфликтов, связанных с темой привязанности и сепарированности от родителей.

 

Следует отличать ментализацию от гиперментализции. Человек может закончить МГУ и быть доктором наук, но психический аппарт может у него работать слабо.  «Ментализа́ция — это эмоциональная восприимчивость и когнитивная способность представлять психическое состояние самого себя и других людей» (Википедия). В хорошую ментализацию и в хорошую работу психики входят: способность ассоциировать и символизировать, хорошая работа сновидений и работа горевания, сознательное и бессознательное формирование репрезентаций, производство аффектов, способность грезить (revery), фантазировать, производить сны и делать связи. 

 

Болезни являются соматическим решение, но это решение психическое. Ничего не происходит без участия психики.

 

Ещё одной причиной соматического решения проблем является отставание тела (из-за малой способности к «символизации») от того куда ум или представления о жизни завели человека в процессе жизни. Словно тело тормозит человека болезнями от движения «не туда» куда будет не на благо двигаться самому человеку. Это определяет сама жизнь, а не человек. А контакт с телом позволяет лучше чувствовать ток жизни, направление жизни.

 

 

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

«Символизация» — это способность человеком создавать смыслы (даже, порой, там, где их нет).

 

 

Более подробно можно почитать в статье «Психоанализ и психотерапия болезней, психосоматики и расстройств».

 

Следует отметить, что даже рак (сancer) является тоже результатом психологических проблем. Из преуспевающих в изучение соматики школ можно выделить французскую школу психоанализа и аргентинскую школу психоанализа. Можно посмотреть видео-семинар аргентинского психоаналитика Луиса Кьоццы об исследованиях психоаналитиками психологических причин респираторных заболеваний, лёгочных заболеваний и пандемии «Бессознательные смыслы гриппа и пневмонии. Психосоматологический подход к пандемии», чтобы понять логику мышления психосоматолога или психоаналитика:

 

 

Шизофрения — тоже психологическая проблема (читать подробнее в статье «Психотическое функционирование: психоаналитические исследования»)

 

Читать статью «О разнице между психотерапией и психоанализом и об эффективном их сочетании».

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Часть 4. О видах удовольствия от жизни, определяющих направление жизни и её смысл.

 

Процесс воссоздания ранних отношений со средой, с объектом (начинаясь от матери и переносясь на другие обьекты, среду, работу, отношения с другими значимыми людьми) во взрослой жизни происходит в прямой и обратной форме (смена ролей проецируемых и проигрываемых на подходящих для проекций и проективных идентификций объектах) и происходит как защита от страха дезинтеграции, коллапса, продиктована страхом угрозы ядерной Самости (что началось в детстве, но забылось, вытеснелось или изолировалось). Тема угрозы ядерной Самости станет понятна из части 5.

 

Поэтому одним их направлений жизни становится направление избегания встречи с травмой, хотя в травме человек уже находится. Идёт избегание процесса интеграции и проработки травмы, проработке таким образом, чтобы это вернуло целостность (интегрированность).

 

Другие направления жизни исходят также из желания избегать неприятного и стремиться к приятному. Избегать не удовольствия и стремиться к удовольствию. Но можно выделить разные способы получения удовольствия, среди которых будут и инфантильные (незрелые) и животные и человеческие, зрелые и совершенные (гармоничные, целостные и развивающие, осмысленные).

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Каковы же доступные человеку виды удовольствий?

 

  • Удовольствия от пяти органов чувств. И есть в этом проблема, если человек живёт только ими. Или если становится проблемой погружение в них, то это тоже проблема.  Избегать не удовольствия и стремиться к удовольствию по 5 органам чувств — это чисто животное удовольствие. Совсем отрицать в себе животную, земную часть — будет ошибкой. Но в человеке есть не только животная часть, но есть и человеческая. Этим человек и отличается от животного. Но человек надо ещё стать. И в этом суть развития личности, когда речь о нём заходит.
  • Отдельно можно выделить удовольствие от «6-го органа чувств» — от ума. Это интеллектуальные виды удовольсвия в виде наслаждения от изучения чего-либо своим умом. Это свойственно, по-сути, только человеку, но и это может стать для человека проблемой, если человек ничего не знает о других более высоких и чистых, качественных формах удовольствия. Чистая форма удовольствия должна приносить удовлетворённость, а не желание снова повторить.  В этом — чистота и отличие от наркотика. Потому что, и в самом деле, животные удовольствия можно сравнитиь с наркотиком, характерной особенностью которого является желание повторять удовольствие снова и снова, вплодь даже до вреда себе. Все чувственные и умственные удовольствия должны быть подчинены в человеке более высоким формам удовольствия.
  • Выделяют ещё такой вид удовольствия как работа на своём месте, работа по призванию или по предназначению. Но здесь есть ряд сложностей и нюансов. Работа по призванию или по предназначению — это работа заключающаяся в бескорыстном служении. Это действительно высшая форма удовольствия, но путь до него не прост, так как связан с прохождением стадии понимания себя, своего устройства и устройства мира и своей связи с ним, понимание важности избавления от эгоизма, понимание высшего смысла человеческой жизни. Поэтому обычно то, что человек называет призванием, чаще всего, либо призвание, но в неочищенном виде, либо просто зарабатывание денег там, где интересно (на основе слепых чувств), либо зарабатывание материальных средств из-за необходимости выжить, где работа — это просто опора на способности, а не на талант (призвание). Призвание проверяется готовностью человека рабоатать бесплатно и готовностью умереть за своё дело и на своём месте. Также человек может работать не на своём месте, потому что живёт по родительским программам, опираясь на желания, которые считает своими, но по факту они его не являются, а принадлежат родителям или семейной системе, но человек это не осознаёт.
  • Таким образом (как вытекает из пункта выше) есть такой вид удовольствия как хобби или делание того, что нравится. Но как мы уже описали это не является призванием, то есть высшей формой удовольствия. А следовательно человеку будет продолжать чего-то не хватать в жизни. Порой (некоторые авторы и тренеры) вводят такое определение или критерии таланта или призвания как заданность психических центров, но основе чего и крепится талант. Центр разума, центр чувств и центр воли. Какой преобладает, таково и предназначение. (Даже можно свести все призвания к четырём категориях — учителя (высшая ценность: знания), администраторы (высшая ценность: справедливость), торговцы (высшая ценность: достаток), любители своего дела (высшая ценность: талант)). Но такая заданность центров сама по себе связана с характером человека, а характер можно менять, потому что характер — это фиксация какой-то психологической защиты, образовавшейся в раннем детстве на почве отношений с родителями. Значит через отношения с другими людьми (с психологами, например) это можно поменять. Более того, это нужно менять, так как личность должна функционировать спонтанно и естественно, то есть не привязано к конкретному характеру, к конкретному виду психологической защиты, а используя все в зависимости от ситуции разворчивания жизни. Человек должен быть в каждый разный момент разным и даже в каждый одинаковый момент — не тем же самым, что вчера, а в зависимости от того, что у него внутри рождается, и рождается глубже сферы чувств и ума.
  • Удовольствие от непривязанности, естественности и опоре на спонтанное проживание жизни вместе с доверием своей природе, деворием направлению потока жизни и Высшему началу (стоящему за тем, что в некоторых учениях называют Потоком).
  • Удовольствие от отождествления (а мы можем с разными вещами отождествляться своим сознанием, в том числе с умом и с телом) с самим сознанием, с процессом осознавания, с существованием без цели. Это похоже на предыдущий вид удовольствия (удовольствие от естестественного проживания жизни), но это та его часть, которая является отдельным неактивным компоментом. То есть можно и не разделять два этих вида удовольствия, но для современного человека порой единственным входом (во всяком случе началом входа) в этот вид удовольствия является осваивание не-деяния, состояния не занятости ни чем. Это проверяется способностью Я человека с удовольствие сидеть без дел час, два и три.  «Существование — Поток — Творчество в любви» («Бытие-Сознание-Блаженство», «Сат-Чит-Ананда», санскр. सच्चिदानंद ).
  • Есть удовольствие без цели (то есть от процесса) и есть хорошо многим известное удовольствие от цели. Если человек живёт родительской или социальной программой (установкой, представлением), то он не получает удовольствия от процесса, ему нужен результат. И это некачественный вид удовольствие — удовольствие от результата. За ним обычно стоит установка или программа. Такая «программность» — это жизнь своими «надо», «должен», «хочу так». И сдесь награда — сделал, тогда расслабился. Не сделал — напряжён. Это не ведёт к удовлетворённой жизни, а скорее уводит от неё и обычно уводит всё дальше и дальше. Это просто разрядка напряжения. И если человек не нашёл высший смысл своего существования, то это будет в пустую прожитая жизнь.
  • Удовольствие от смысла своей жизни — это высшая форма не только удовольствия, но и удовлетворённости. Это удовлетворённость не знающая предела. Это служение в виде призвания Высшему началу природы человека и природы всех живых существ. Призвание — это когда человек призван Высшим Началом или Источником жизни к служению каким-то людям на каком-то месте и через свой талант. Высший смысл ищется. Он не даётся сразу как данность, так как задействует такую способность в человеке как вера, которая нечто обратное от воли или доказательств ума.
  • Тёмные патологические виды удовольствий.
  • Удовольствие от преодоления трудностей. Удовольствие от развития, от ощущения правильности направления жизни, от преодоления страхов на пути развития в правильном для себя направлении. Удовольствие от преодоления трудностей на пути.

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Часть 5. Пути проживания жизни человеком, соединяющие его со смыслом или лишающие его, определяющие смысл или привносящие его.

 

Для ответа на этот вопрос отойдём немного в строну и разберём, что такое личность человека.

 

Можно сказать и почти не ошибиться в сказанном, что личность — это набор представлений человека (индивидуума) о себе самом. Формируется этот набор представлений уже в самом начале жизни, начинаясь от мыслей родителей о будущем ребёнка, которого ещё планируют завести. Далее, ребёнок в утробе матери чувствует отношение матери к себе самому и это тоже встраивается в фундмент будущей личности. После факта выхода из места покоя и рая на свет и холод ребёнок претерпевает начало первых своих фрустраций. То как к нему относятся родители в этот период тоже будет влиять на то, какие собственные психологические защиты из арсенала психологических защит выберет ребёнок, чтобы справляться со стрессом и фрустрациями.

 

Ребёнок сталкивается с, так называемыми, первичными фантазмами, структурирующими психический аппарат и во многом предопределяющими дальнейшую судьбу человека. Это хорошо изученные психоаналитиками фантазмы первосцены, кастрации и др., в том числе желание вернуться обратно в лоно матери, что может проявляться во взрослой жизни человека в поиске Нирваны (той, в которой вечнй кайф, без проблем и трудностей, неудовольствий) и проявиться в поиске любимого человека, который будет любить вечной материнской любовью, обеспечивая чувство присутствия всё время рядом и награждая угадывнием всех потребностей и желаний.

 

Примеры фрустраций, с которыми сталкивается ребёнок — это принятие факта, что он не Бог и мир не вертится вокруг него, что мать не его, она ночью уходит своим вниманием к мужу, она оставляет его одного и не всегда поспевает за его желаниями, не всегда угадывает и отзеркаливает его чувства. Мать также не всегда и позднее помогает взрослеющему ребёнку перерабатывать те тревожащие и пугающие чувства, с которыми ребёнок сталкивается. Мать не всегда любит ребёнка в достаточной для его потребностей в любви и во внимнии степени. Мать не всегда сама находится в хорошем расположение духа и в хорошем отношении к миру, чтобы передать через зеркальные нейроны такое хорошее и доверительное отношение к жизни, которое требуется для уверенности и бесстрашия. Мать не всегда одобряет (бессознательно) ребёнка на взрослую жизнь, так как за частую до сих пор сама не сепарирована правильным образом от собственных родителей.

 

Во взрослом человеке может продолжать жить, так называемый, чёрный кастрационный страх — страх потери объекта и потери жизни, и может жить красный кастрационный страх —  страх потери части себя (орагана, зрения, волос и т.п.). 

 

Очень многое достаётся в наследие от родителей и вкрапляется в личность взрослого человека. Есть и, так называемые, механизмы трасгенерационной передачи, когда что-то экспортируется из прошлого семейной системы, рода.

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Таким образом, личность взвослого человека состоит из многих фрагментов соединённых психическим аппаратом (который может работать с разной степенью слаженности) между собой. И многие эти фрагменты не являются аутентичными для человека, хотя могут быть по ощущениям эго-синтонными, то есть с удовольствием принимаемыми за свои. Есть и эго-дистонные части, то есть словно чуждые человеку. В некоторых моделях описания личности справедливо утверждается о том, что личность человека состоит из субличностей, то есть из частей. И либо личность в достаточной степени интегрирована (целостна), либо нет. Психологи, психотерапевты и психоаналитики занимаются процессом интеграции личности и процессом улучшения работы психического аппарата. Этот процесс называется психотерапевтическим или просто психотерапией. Разумеется речь не идёт о медикаментозной психотерапии. Медикаментозная психотерапия — это неудачный эксперимент прошлого, хотя и применяемый до сих пор по инерции и потому что старый классический психиатрический подход для многих привычен и безопасен. Многие психитры придерживаются определённой системе верований и не хотят развиваться, изучая современную глубинную психологию и психоанализ. Есть такое представление у людей, что если с тобой что-то не так, то ты болен, а если болен, то надо пить лекарства. Это отголосок детской инфантильной позиции. 

 

Есть разные попытки описать личность. Есть описания, удобные для самостоятельной работы над собой по интеграции личности (но самостоятельная работа над собой имеет свои пределы) и есть описания, удобные для работы самих психотерапевтов.

 

Можно сказать что личность — это набор пердставлений о себе (образ себя для глаз других и для своих собственных) и внутрення система ОНО-Я-Сверх Я.

 

Можно в самом себе любому человеку наблюдать игру таких чстей себя (субличностей), кторые являются результатом отождествления с родителями и результатом отождествления себя с тем собой, который реагировал на вслияние родителей. Есть родительская часть, детская часть и наблюдающая за игрой этих и других частей часть (наблюдающее Я). И человек в отношениях со значимыми другими людьми проигрывает то родительскую, то детскую часть. Периодически становясь то родителем и ведя себя как вёл родитель по отношению к нему, но в этот раз ведя себя точно также по отношению к значимому другому, то становясь ребёнком по отношению к родителю, которого проецирует на значимого другого человека. Это называется процессом или феноменом переноса отношений с родителями на других людей. Особенно ярко этот феномен расцветает в парных семейных отношениях, но часто переносится и на детей. О тонкостях и механизмх игры этого процесса много и хорошо описано в психоаналитической литературе.

 

С ОНО в психоаналитической литературе дело обстоит сложнее и здесь важно сочетание знаний из разных школ глубинной психологии.

 

Из ОНО исходят импульсы, источники которых не полно изучены в психоанализе. Не учитывается сверхсознательная область. Юнгианский анализ продвинулся в изучение этой области несколько дальше, чем психоанализ. Но он не продвинулся так далеко как духовно-ориентированные исследования школ йоги, тибетского буддизма, школы дзен, дзогчен, суффийские школы, школы мистического христинства и школы святоотеческой традиции.

 

Из ОНО, из неосознаваемой части исходят не только импульсы принадлежащие животной части (земной части, мирской части) природы человека. Исходят импульсы и от коллективного бессознтельного опыт предком и исходят не-человеческие над-человеческие импульсы из источник сущего, импулься из духовной сферы, из сферы божественного измерения (последнее происходит при желании и готовности самого человека). А импульсы от опыта предков называются интуитивной мудростью. 

 

Также в ОНО находится то бессознательное, которое является результатом вытеснения тех вещей, с которыми человек не готов или не хочет иметь дело. В подвале вытесненного бессознательного находится не переработанный и неинтегрированный опыт прошлого человека. Но то, что было вытеснено, будет пытаться вернуться, потому что бессознательно человек стремится к целостности, интеграции, а не к искажённой и закрытой форме существования. Поэтому в зрелом возрасте человек порой жалуется на то, что сталкивается в себе с тем, чего ранее не было. Или в его жизни повторяются ненужные ему события или происходят с ним ненужные ему вещи.

 

Часто ребёнок в детстве сталкивается с угрозой коллапса. Это угроза ядерной Самости — угроза духовной природе человека со стороны животной природы (ненависти, агрессии, тёмной деструкции) — и она проявляется как страх коллапса, в результате чего образуется ряд жёстких психологических защит (защит от коллапса, распада, дезинтеграции) формирующих характер человека.

 

В ОНО также находится, как бы, потенциал человека подобно точке обнуления. Это измерение может переживаться человеком как личный опыт разного спектра. Встречаются разные виды переживаний разных стадий этой сферы бытия. Обычно эта сфера характеризуется своей верхушкой, эпогеем переживания, которое называется Сат-Чит-Ананда (Существование-Осознавание-Блаженство).

 

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

Теперь подойдём к описанию существующих путей проживания жизни у человека.

 

  1. Путь удовлетворения своих желаний. 
  2. Путь непривязанности и поиска свободы. Этот путь вытекает из первого пути и двигается в направлении четвётого пути.
  3. Путь созерцания. Путь не-деяния и медитации. Чтобы стать свободным надо всё оставить — это обычная и понятная логика. Но загвоздка в том, что чтобы получить переживание «Сат-Чит-Ананды» (или полностью обнулиться) человек должен естественным образом разочароваться в жизни своими желаниями (а не искусственно из-за неудач жизни и не желания преодолевать трудности из ближайшего уготованного участка развития). Но и это не вся правда. Правда ещё и в том, что искомое многими сакральное переживание приходит после полного оставления всех попыток его достичь. 
  4. Путь возвращения в естественного состояние (обнуление). Путь открытия, так называемого, естественного состояния — состояния не-привязанности, отсутствия цели, отсутствия образа себя, отсутствия опоры на предствления и концепции. Естественное состояние — это течение вместе жизнью в её потоке. Но это не окончательная точка прибытия, так как естественное состояние не закрывает всех проблем, не убирает эго человека как источник проблем. После переживния естественного состояния человек снова возвращается в обычную повседневную жизнь и эго (земная природа) его начинает просыпаться вновь.
  5. Путь поиска Бога, путь обращения к Богу, путь поиска связи с Богом и, наконец, путь жизни вместе с Богом. Духовное высшее измерение жизни человека. Основной инструмент — вера и знание, подтверждённое жизнью.
  6. Путь развития. Обычный человеческий путь (скромный и без нарциссических амбиций). Путь развития ещё можно назвать путём того, что идёт человеку на пользу. Ибо не на пользу замахнуться на высшее и промахнуться ступенью развития. С другой стороны не знать и не стремиться к Высшему может стать препятствием развития для тех, кому суждено пройти трудный духовный путь до конца (то есть не отклоняясь сильно в другие пути, так как духовный путь хорош тем, что конца не имеет, не имеет точки прибытия, но имеет критерии продвижения, своего рода «стоянки на пути»). Путь развития — это путь преодоления ближайшего ограничения на пути ближайшего этапа развития. Травмой развития — травмой на пути развития можно назвать как травмы детства (отклонения на ранних путях развития), так и травмы на более поздних этапах развития в виде поворотов не туда, скатываний вниз, неправильно сделанных жизненных выборов и неправильного понимания. Все травмы живы (для бессознательного не существует времени, не существует прошлого) и повторяются, чтобы человек извлёк из них правильный смысл и чтобы человек прожил травматический опыт заново, но иначе.

 

Нужен ли человеку смысл его жизни и что его определяет? О травме развития и об удовольствии от жизни.

 

 

В оформлении задействованы картины известного итальянского художника Agostino Arrivabene (Агостино Арривабене). Продолжение экспозиции — в статье о Психосоматике и соматизации, в статье «Анорексия и булимия. Психоаналитический подход», в статье «О разнице между психотерапией и психоанализом и об эффективном их сочетании»

 

© Потеенко Юрий Владиславович

 

® Проект ЛИЛА & Зеркало для души